Стенограмма пресс-конференции Сергея Миронова на тему «Защита человека – основа социальной политики государства»

У меня есть предложение. Я просмотрел опросы и видел, что, видимо, пользователи сайта проголосовали за те или иные вопросы. Я предлагаю сделать очень просто: начинать с тех, которые получили больше всего голосов.

Прежде всего, я хочу поздороваться со всеми присутствующими в этом зале и, конечно, со всеми пользователями сети.

Добрый день! Мы начинаем нашу конференцию on line в Интернете.

Как мы договорились, сейчас я буду отвечать на поступившие заранее вопросы. И мы выбрали некую иерархию этих вопросов, в зависимости от того, сколько голосов было подано в поддержку того или иного вопроса.

Насколько я посмотрел, сейчас скажу, здесь из 35 вопросов, которые мне заранее были переданы, я вижу, что больше всего голосов (26) получил следующий — вопрос Алексея из города Обнинска. Это научный сотрудник, ему 29 лет.

«Уважаемый Сергей Михайлович, что законодатели планируют предпринять для воспрепятствования утечки мозгов из нашей страны за рубеж?»

Прежде всего, Алексей, я предпочитаю для данной проблемы несколько другой термин. Правильнее говорить — «утечка умов». Потому что, согласитесь, утечка мозгов – это что-то неприятное и страшное из медицины. А вот то, что у нас интеллект утекает и что у нас молодые ученые, более того, молодые специалисты, только-только получив образование, очень часто, но, к сожалению, уже не всегда бесплатно в соответствии с Конституцией свои знания и свои таланты используют уже за рубежом, то есть не для России, конечно, это очень печально. И самое главное, конечно, это экономически невыгодно. И, более того, мы же знаем, как наши соотечественники иногда целые отрасли науки либо даже промышленности поднимают и осваивают в самых разных странах. Легко можно представить, как было бы здорово, если все это было бы здесь у нас, в России. Что делать?

Прежде всего, я должен сказать, Совет Федерации одобрил закон, который позволяет частично решать эти проблемы. Речь идет о законе о поддержке наших инноваций и о внесении изменения в закон о науке. Но я сразу честно скажу: этого недостаточно. Что, на мой взгляд, необходимо делать?

Я разговаривал со многими талантливыми учеными, которые уже съездили туда и вернулись сюда. Кто-то заработал и вернулся сюда, чтобы допустим, здесь решить жилищную проблему. Кого-то не устроили, скажем так, условия работы. Причем условия работы, как вы легко догадаетесь, не социального или материального плана, а, скорее, творческого, научного. Потому что в отличие от России, где каждый ученый сам выбирает себе то или иное направление в науке, того или иного научного руководителя, научную школу, и работает, что называется, по интересу, на Западе иногда приходится делать то, что нужно фирме.

В частности, в свое время один талантливый ученый-биолог из Пущино, который занимался уникальнейшими разработками в России, приехал в Штаты, работал над новой формулой зубной пасты, и больше ему ничего не давали делать. Потому что нужно было делать то, что нужно фирме, платили очень хорошие деньги, но, конечно, было неинтересно.

Так вот те, кто вернулся, говорят так: «Если бы с самого начала нам здесь, в России, решили жилищную проблему, мы даже готовы были бы работать за те не очень высокие зарплаты, которые есть, потому что мы все-таки хотим работать на Россию. Но, понимая полную бесперспективность жилищной проблемы, мы вынуждены были уезжать за рубеж».

В этой связи, конечно, первое, что возникает, это обеспечение жильем молодых талантливых ученых, желательно вообще всех молодых специалистов.

Второе. Это действительно все-таки цена оплаты труда ученого в России. И здесь нужно сказать прямо, что у нас все заработные платы очень низкие.

Вы знаете, я неоднократно говорил, что практически каждый россиянин, по моей оценке, получает в три раза меньше, чем он должен получать. Я могу доказать арифметическую правдивость этой цифры. Но сейчас мы говорим о другом, поэтому, конечно, необходимо заинтересовывать материально нашу талантливую научную молодежь для того, чтобы работали здесь.

Как я уже сказал, частично некоторые аспекты этой проблемы, в том числе, по обеспечению жильем молодых ученых, мы уже на сегодняшний день решили, но далеко не все. И наш ответ или наше предложение – это, конечно, стимулирование в прямом, в том числе, и материальном смысле слова нашей талантливой молодежи для того, чтобы они работали на Россию.

И здесь, еще раз повторю, первоочередная задача – это обеспечение жильем. Вторая задача – это реальная хорошая заработная плата. Здесь одними грантами либо какими-то специальными фондами проблему не решить. Общий уровень оплаты труда в науке должен быть, я бы даже сказал, на порядок, вот именно — на порядок больше, чем сейчас. Вот то, что предлагается.

Вопрос. «Сергей Михайлович, вернемся к пресловутому 122-му закону. Ни в одной стране мира закон не имеет обратной силы. Только у нас депутаты по указке сверху решили, а Совет Федерации затвердил отмену всего и вся. Даже выбора народу не дали: берите свои 200 рублей и живите дальше как хотите. Я бы хотел оставить себе льготы, которые заслужил. Разве вы справедливо поступили?»

Я уже неоднократно отвечал на этот вопрос, и сейчас честно отвечаю. Я считаю, что поступили мы несправедливо. И лично я сегодня сожалению, что в свое время поддержал этот 122-й федеральный закон. Вот здесь Ефим Александрович из города Капустин-Яр, военный пенсионер, говорит о пресловутом 122-м законе. А мои земляки, жители блокадного Ленинграда, в свое время очень метко назвали этот закон. Они сказали, что это закон 122-го калибра, который выстрелил по самым неимущим слоям нашего населения.

Я сразу хочу сказать, что когда я голосовал, мне действительно представлялось, что идея замены льгот, которые существуют только на бумаге, на какое-то, пускай не очень значительное, но все-таки реальное денежное выражение, это правильно. Но когда пошел процесс, того, что мы называем, правоприменительной практикой, и когда начались многочисленные проблемные аспекты при реализации данного закона, во-первых, у нас разделили льготников на федеральных и региональных. Региональные льготники это, например, труженики тыла, это бывшие репрессированные. И возникает вопрос – а что, репрессировало этих людей в свое время местное руководство какого-то региона? Или что, во время Великой Отечественной войны в каждом регионе был свой маленький тыл? Нет, все работали для общего фронта, для общей победы. И мы считаем, что нет, и такие поправки мы уже подготовили. Нужно эти две категории поднять на федеральный уровень.

С точки зрения выбора льгот, мы считаем, что один раз в год человек не может на год вперед решить, как у него сложится жизнь, тем более у пожилых людей: то ли он берет социальный пакет, то ли он берет денежное выражение. Наше предложение – перейти один раз в квартал. А самое главное, многие льготы, которые были отменены, нужно возвращать. Например, бесплатный проезд для инвалидов, для ветеранов. Обеспечение транспортными средствами инвалидов, причем не только инвалидов Великой Отечественной войны, которым пообещали, но большинству так и не выполнили свои обещания. Многие наши ветераны думали, что в год 60-летия Победы будет все решено, но так и ничего не дождались.

Одним словом, как уже сказал, я сейчас сожалею о том, что поддержал в свое время этот закон. И мы готовим, и будем добиваться изменения многих положений этого закона для того, чтобы действительно те, кто заслужил льготы, и те, кто имеет на это право, получили бы от государства должное.

И говоря о том, что больше всего меня повергло вот просто в шок, и почему я публично просил прощенье у россиян за то, что голосовал за этот закон, это даже такой нематериальный аспект.

Дело в том, что когда готовили этот законопроект, в Правительстве вроде бы всё посчитали, хотя, мы помним, что 2,5 миллиона льготников просто потеряли, и много было других огрехов, но одну вещь они не могли посчитать. И на самом деле это очень обидно, потому что мы – потомки наших… дети и внуки наших дедов и отцов, которые воевали и которые справедливо сегодня считают, что те льготы, которые были им положены, даже если они не всегда выполнялись, а очень часто совсем не выполнялись, это была оценка их личных заслуг перед государством, это была моральная оценка обществом их ратного и трудового труда. Вот этот нематериальный аспект, конечно, на калькуляторе не посчитать.

И все наши ветераны, все наши льготники, особенно все, кто своим трудом, и ратным, и таким ковал победу, конечно, они были унижены и оскорблены. То, что в одночасье их лишили этого привилегированного права, еще раз повторю, пусть даже не всегда реализованного, но это они воспринимали как такую моральную награду от государства. И этот аспект, конечно, нужно возвращать.

Вопрос задает Алексей из Тульской области, 46 лет. «Сергей Михайлович, скажите, пожалуйста, когда изменения в социальной политике нашего государства придут к простым сельским жителям Нечерноземья?».

Наше село, конечно, не получает должного внимания со стороны государства. И можно по-другому сказать об этом же: государство в большом-большом долгу перед селянами. Кстати, селянами Нечерноземья, которым больше всего досталось. Это, действительно, правда.

Если мы называем страшную цифру, а цифра следующая: за годы так называемых реформ после 1991 года с лица земли, на картах еще где-то остались, но именно с лица земли российской исчезли 17 тысяч деревень. Их просто нет. Если вы приедете даже на то место, где на карте, допустим, есть та или иная деревня, либо поселок, там увидите бурьян, разваленные дома, остовы печных труб, как после войны. 17 тысяч деревень исчезли. Так вот, львиная часть этих деревень как раз находится в нашем Нечерноземье.

И наша позиция, моя личная позиция, заключается в одной простой вещи: если мы не хотим, чтобы у нас дорожало продовольствие, если мы не хотим, чтобы у нас была постоянная угроза национальной безопасности, а 45 процентов импортных продуктов на наших столах – это, безусловно, угроза национальной безопасности, мы должны пересмотреть государственное отношение к аграрно-продовольственному комплексу.

Сейчас государство в год тратит примерно 1,5 процента от бюджета страны. Мы считаем, что должно быть минимум 5 процентов, а лучше даже 10 процентов. Такую поправку я подавал, когда принимался базовый, или, как его обычно называют, рамочный закон о сельском хозяйстве. Но поправка не прошла.

Прошлым летом Правительство утвердило программу развития аграрно-продовольственного комплекса. В этой программе и вышли на те самые 1,5 процента, о которых я сказал. Это совершенно не те деньги. Никакой частный сектор, никакие фермерские хозяйства, никакие крупные существующие современные агрохолдинги (которые, слава богу, есть, и они очень конкурентоспособны) никогда все сельское хозяйство не поднимут. Только государство.

И здесь возникает целый аспект, непосредственно связанный с аграрной политикой, связанный с социальной, с культурной политикой на селе, потому что здесь есть вопрос дальше, сразу же отвечу, про малокомплектные школы. Кто-то задает вопрос: «Закрываются школы, и нам предлагают возить детей на школьных автобусах, но вы знаете, какие на селе дороги, какие проблемы с этим автобусом. То водитель, мягко говоря, не в форме, то сам автобус ломается, то такая непогода, или дороги развозит». В этой связи мы понимаем, что очень часто в современном селе школа – последний очаг культуры.

Ликвидируют школу малокомплектную, там учится всего пять учеников. Через пять – десять лет еще одной деревни не будет в этом месте, потому что как только школа исчезает, потом и деревня исчезает.

Поэтому мы считаем, что (и, кстати, сейчас такая линия взята на вооружение) нельзя с общими мерками подходить к каждой школе, к каждому населенному пункту, и нужно оставлять школы. Необходимо, наоборот, думать о том, как развивать эту школу и как сделать так, чтобы учеников в этой школе (это уже демографический аспект) было больше.

Говоря о селе, мы считаем, что такие проблемы, вечные проблемы, как неравенство социальных условий жизни, неравенство в оплате труда, диспаритет цен, когда разница между стоимостью тонны ГСМ и тонны зерна с каждым годом все увеличивается в пользу, естественно, ГСМ, и крестьянину просто невыгодно сеять. И когда мы видим огромные пустующие земли… В Нечерноземье я видел: когда проезжаешь по некоторым регионам, по трассе, и смотришь – слева, справа какие-то поля, и что-то глаз цепляет. А цепляет он поросль не бурьяна, а подлеска: сосенки, елочки, березки. Три, четыре, пять лет уже растут, скоро это будет лес, а раньше это были большие-большие поля, потому что они не засеваются, никто ими не занимается. Потому что каждая весна наступает, и сейчас будет опять посевная кампания, заранее можно сказать, что цены на ГСМ опять взлетят. Два раза в год – сезонные подорожания ГСМ, и государство спокойно на это смотрит, хотя не мы покупаем нефть и бензин, а мы экспортируем его.

И в этой связи надо рассматривать весь комплекс проблем, начиная от просто финансовой поддержки и развития села, кончая решением проблемы диспаритета цен, нормальной оплаты труда нашего крестьянина. Необходима гарантированная покупка у него продукции по фиксированным ценам – то, что называется обычно словом «интервенция», она может быть товарная интервенция и денежная, финансовая интервенция. Все эти аспекты нужно решать. Но я должен заметить, что Дмитрий Медведев (недавно как раз мы встречались и обсуждали эти проблемы) сказал, что после того, как он стал заниматься национальными проектами, и в частности национальным проектом «Аграрно-продовольственный комплекс», стал ездить в село, в реальную глубинку, в реальные наши аграрно-продовольственные комплексы и хозяйства, у него, конечно, полностью изменилось представление о том, что из себя представляет наш аграрный сектор, наше село. И самое главное, полностью изменилось представление о том, что нужно делать. И он как раз выступает за мощную государственную поддержку и финансирование нашего аграрного сектора, потому что он тоже пришел к выводу, что без этого ничего не будет.

Алло, здравствуйте! Уважаемый Сергей Михайлович, меня зовут Илья Крохолев, я из города Екатеринбурга. И хотел бы задать такой вопрос.
У нас в городе – большая проблема, что нет бесплатного медицинского обслуживания. Есть платное, и даже в обычной поликлинике все равно приходится платить за анализы, за какие-то услуги, стоять в очереди. Планируется ли сделать какое-то базовое бесплатное медицинское обслуживание для всех? Потому что бывают такие случаи, когда даже ребенку нужно делать операцию и нужно обязательно заплатить 5 тыс. рублей, или просто не будут делать необходимую операцию.


И хотелось бы, чтобы была возможность купить какой-то полис медицинского страхования, медицинской страховки, и по ней качественно обслуживаться во всех платных клиниках, поликлиниках города, чтобы люди, которые хотят качественно обслуживаться, получать качественные услуги, могли их получать.


Большое спасибо.


Спасибо, Илья, за Ваш вопрос. Вы поднимаете очень важную проблему. Судя по тому, что Вы спрашиваете, у Вас, видимо, хороший достаток, хорошие доходы, и Вы хотите получать качественное образование, Вы готовы заплатить за такое качественное медицинское обслуживание. Вы готовы за него заплатить, Вы готовы купить, как Вы говорите, какой-то специальный полис. И такое право должно быть. Но я бы сказал, что самое главное право любого человека, любого россиянина, вне зависимости от его доходов, должно быть обеспеченное, в том числе Конституцией, право на жизнь, а значит, на своевременную качественную и необходимую медицинскую помощь при любых случаях в жизни, при заболеваниях, при осложнениях и многое, многое другое.

В этой связи, я считаю, нужен специальный закон Российской Федерации о медицинском обслуживании в России. В этом законе должны быть прописаны медицинские стандарты. Стандарты бесплатные, которые должны быть доступны с этой точки зрения. В каждой поликлинике, больнице, акушерском пункте, везде на самом видном месте вывешены гарантии от любого государственного медицинского учреждения любому гражданину России, который обратился в это учреждение, о предоставлении бесплатной помощи, будь то диагностика, будь то анализы, будь то лечение, и весь перечень.

Хотите большего, рядом другой лист – это уже прейскурант. Вы хотите не какое-то такое просто обследование, а сложное, на какой-то дорогостоящей аппаратуре, да и вне очереди и так далее, пожалуйста, платите, и вы сможете это получить. Но те, кто не может платить, а таких у нас большинство, они же наши граждане. И у нас им в Конституции гарантируется, прежде всего, право на жизнь, в том числе и на бесплатное здравоохранение. Вот это должно быть обеспечено нормой закона. И должен быть создан…

Кстати, врачи уже давно сформулировали вот те самые стандарты. Дело в том, что (я не медик, и медики меня простят), но, если так, совсем примитивно, это выглядит таким образом. Для того чтобы вылечить простуду, для девяти из десяти граждан необходим абсолютно одинаковый комплекс процедур и лекарств. И для девяти применение вот этого комплекса позволит полностью излечиться от простуды, это должно быть гарантировано бесплатно. А у десятого окажется, что ему нужно какое-то особое. Вот, к сожалению, для этого исключительного случая и будет дополнительно какая-то платная услуга. И так практически по каждому заболеванию.

И именно такие медицинские стандарты, причем там, где все болезни расписаны по таким своеобразным категориям, и я знакомился с ними еще даже несколько лет тому назад, медики из Петербурга уже практически разработали такие медицинские стандарты. Речь идет о том, чтобы их сделать нормой права, то есть утвердить законом, и обеспечить любому гражданину России бесплатную и, как я уже сказал, качественную гарантированную медицинскую помощь.

А те, у кого есть деньги, да, они могут, и, может быть, путем покупки специальных полисов, которые им гарантируют в каких-то там, может, даже специализированных лечебных заведениях получать необходимое обследование и помощь, либо каким-то другим образом. Это все возможно и вполне нормально. Но еще раз повторю: главная государственная задача – обеспечить необходимой медицинской помощью каждого гражданина России, вне зависимости от уровня его достатка и от места его проживания, что для нас тоже очень актуально. Потому что, когда все со всей России едут в клиники Москвы и Петербурга, это никуда не годится. Такие современные клиники должны быть если уж не в каждом регионе, то в каждом федеральном округе совершенно точно.

И то, что реализуется в рамках национального проекта, когда будет построено 15 таких медицинских центров, первые три, по-моему, в Пензе, Астрахани и Чебоксарах. Два первых — это сердечно-сосудистые, а в Чебоксарах, по-моему, он связан с травматологической какой-то такой ситуацией. Центры будут открыты уже в этом году, кстати, где опять же будет гарантированная качественная медицинская помощь всем жителям не только этого региона, но и окружающих регионов, чтобы не нужно было уже ездить по тем или иным ситуациям в Москву или Питер.

Л.И.Московкин, «Московская правда». «Сергей Михайлович, как я понял, завтра Вам предстоит рассматривать пакет из 5 правительственных законов. Пожалуйста, как Вы к этому отнесетесь? И очень странная ситуация, мягко говоря, что всего месяц действия с таким шумом принятого трехлетнего бюджета, и его полностью пересматривают и возвращают к исходному профициту?»

По поводу профицита, Вы затронули больной нерв. Я считаю, что у нас есть, куда тратить деньги, и закладывать заранее в профицит, мне кажется, мягко говоря, не по-хозяйски.

Что такое профицит? Это, когда у нас доходов больше, чем расходов. И официально фиксируется вот эта дельта, разница между доходами и расходами в виде профицита.

И если у нас трехлетний бюджет был сверстан практически в ноль, без профицита, по крайней мере значимого, то теперь, видя, что есть дополнительные доходы, конъюнктура на рынке углеводородов очень хорошая для нашей страны, то эти дополнительные доходы не все тратятся на первоочередные нужды. Вот на те самые повышения зарплат, социальных выплат, о которых говорит Президент, с 1 февраля закладываются необходимые деньги, но еще деньги остаются. Вот в этой части, конечно, у меня это изменение бюджета вызывает вопросы.

Но, с другой стороны, сам факт пересмотра бюджета я считаю абсолютно нормальным. Потому что бюджет, тем более трехлетний бюджет, это не догма. И если есть возможность у государства дополнительно платить своим гражданам деньги, заработную плату, нужно, безусловно, эти возможности использовать.

Поэтому вот такой теоретический аспект, я бы сказал, присутствие профицита меня смущает. Я считаю, что это ошибочно. Но, учитывая, что в общем пакете идет речь о повышении заработных плат бюджетникам, военнослужащим и увеличении социальных выплат, я нисколько не сомневаюсь, что Совет Федерации завтра одобрит весь этот пакет..

С.М. Беркимбаева, журнал «Председатель ТСЖ». «Реформа ЖКХ коснулась каждого жителя страны, или коснется в ближайшем будущем. И для благоприятного завершения этой реформы, повторю, именно для благоприятного завершения, необходима социальная активность граждан. Как Вы оцениваете на сегодняшний день уровень просветительской работы государства в интересах этой реформы?»

С Вашего позволения, отвечая на Ваш вопрос, начну «от печки». Вы сказали: реформа ЖКХ. На моей памяти это уже пятая реформа жилищно-коммунального хозяйства. К сожалению, не ошибусь, если скажу, что воз останется там же. Все завершится повышением тарифов, качества услуг нашим гражданам не дождаться.

Я еще в свое время в Петербурге, ведя прием избирателей, столкнулся с такой интересной вещью. Приходила ко мне бабушка, для которой коммунальные платежи были, что называется, внапряг. И она говорила, что даже голодает из-за того, что обязана оплачивать коммунальные платежи. Но при этом (там были другие деньги и другой уровень цен) она говорила: «Сыночка, вот если бы мне сейчас сказали добавить еще десяточку на коммунальные платежи, но при этом я бы больше никогда в своем подъезде не увидела ни мусора у мусоропровода, ни выбитых стекол, ни хлопающей или не закрывающейся двери, и чтобы была чистота, я готова платить». Она была права, потому что тарифы растут, а все эти напасти, с которыми сталкиваются наши люди в своих подъездах, в своих квартирах, все продолжаются.

В этой связи я считаю, что необходимо кардинально пересмотреть некоторые принципы оплаты жилищно-коммунальных услуг. Вы знаете, что сейчас законом утверждены две базовых позиции.

Первое, что тарифы могут меняться один раз в год, и не более чем на процент или на величину, которая устанавливается Правительством для всей России. Выше нельзя, меньше можно на региональном уровне, потому что тарифы устанавливаются региональными уровнями власти. Это первый базисный подход.

Второй заключается в том, что определена предельная величина оплаты любой семьей жилищно-коммунальных услуг. Это предельно допустимая доля, которая рассчитывается в виде процента от общего ежемесячного дохода семьи. Эта доля – общефедеральный стандарт — равняется 22 процентам.

Так вот, с моей точки зрения, необходимо принимать закон, и фракция «Справедливая Россия» в Государственной Думе такой законопроект подготовила: с учетом непомерного бремени жилищно-коммунальных платежей установить новый стандарт предельно допустимой доли в 10 процентов. Таким образом, 10 процентов от совокупного дохода семьи нужно будет тратить на жилищно-коммунальные платежи. Если больше – государство должно компенсировать.

Вот в таком случае можно говорить о стопроцентной оплате жилищно-коммунальных платежей, потому что в любом случае государство будет оплачивать, дотировать. А при нынешних тарифах это просто становится непомерным. И дамоклов меч выселения из квартиры (эта норма появилась в новом Жилищном кодексе) заставляет людей, особенно наших стариков, голодать, но оплачивать жилищно-коммунальные платежи, потому что они боятся, что их выкинут из своих жилищ. Вот это, конечно, несправедливо.

И говоря о ситуации в ЖКХ, конечно, нельзя не сказать, что создание нормальной здоровой конкуренции, а это, в том числе ведет к тому аспекту, о котором Вы говорили… потому что когда появилась возможность товариществам собственников жилья выбирать тот или иной алгоритм, мало кто из собственников жилья позаботился о том, что нужно провести вовремя собрание и так далее. Сейчас потихонечку начинают понимать, что, в общем-то, у них есть какой-то выбор. Я не помню общий процент, но тех, кто воспользовался такой возможностью, очень немного. И, конечно, людям нужно рассказывать об их правах и обязанностях.

Кстати я упомянул про 22 процента предельно допустимой доли. На 100 процентов уверен, что многие те, кто сейчас нас смотрит и слушает, впервые об этом услышали, что, оказывается, если семья платит больше чем 22 процента за коммунальные платежи и квартплату, то это большее 22 процентов им должно компенсировать государство. И люди должны обращаться в соответствующие инстанции у себя по месту жительства: в РЭУ, ЖЭУ, ЖЭКи, как они сейчас называются, и получать… им рассчитывают эту компенсацию, и они не будут это платить.

Так, оказывается, у нас есть такая цифра. Если, допустим, взять тех, кто подпадает под эту норму, за 100 процентов, пользуется примерно 20 процентов. То есть 80 процентов не пользуется. Думаю, не потому, что у них очень много денег. Они просто не знают. А государство, прямо скажем, как-то не очень торопится разъяснять, что, уважаемые граждане, имейте в виду, что если у вас очень непомерные траты из семейного бюджета, посчитайте, и вам положена компенсация. Причем обратите внимание: 22 процента – это федеральная норма. Есть регионы, где 20 процентов, есть регионы, где 18 процентов. Это все нужно узнать, и людям нужно рассказывать. И в этой связи такое просветительство, разъяснение, очень необходимо вообще.

И я бы более широко поставил вопрос. Государство, а оно, в том числе, представлено своими чиновниками, госслужащими самого разного уровня, обязано постоянно вести прямой и обратный диалог с населением и рассказывать людям о том, какие законы действуют, какие законы планируется принять, почему планируется принять такие законы, какие последствия при принятии тех или иных законов будут для граждан. Потому что у нас никто этим не занимается, и люди просто… А чиновникам, конечно, удобно, что люди не знают, не будут обращаться, и платить им не надо. А вы там живите, как хотите.

И я считаю очень важным этот аспект. Нужно просто обязывать разъяснять, может быть, специальные брошюры, специальные листовочки, памятки направлять за счет государства, положить в каждый почтовый ящик. Как-то мало кто у нас это делает, а на самом деле я считаю, что нужно просто обязать любого чиновника, любую государственную структуру любого уровня информировать население о своих действиях или, кстати, о своих бездействиях. Вот по поводу ЖКХ такой аспект.

С.М. Беркимбаева, «Председатель ТСЖ» «Еще хотелось бы, чтобы коснулись вопроса, что в настоящее время при формировании товариществ собственников жилья очень много фактов нарушения прав любого человека, гражданина при оформлении прав собственности на землю и на нежилые помещения. Что кардинально в этом плане должно …(Говорят одновременно, не слышно.) сделано?»

Я здесь могу сказать, и не считайте, что сбрасываю с больной головы на здоровую, но я считаю, что очень большие возможности есть у самих граждан, в том числе у товариществ собственников жилья. В Питере организована такая ассоциация. Я просто занимаюсь этой проблемой и даже помогаю им проводить семинары. Они изготовили обучающие видеофильмы, которые рассказывают, какие возможности, какие права. У нас много ТСЖ в Питере, которые прошли все круги ада, но добились своего. Они добились и оформления земельного участка, они используют свою территорию.

В Питере сейчас это носит довольно значимый фактор. Кстати, если кто-то услышит, можете обратиться ко мне на мой персональный сайт — www.Mironov.ru. Я с удовольствием дам координаты этих людей, просто знаю, там моя советница Ирина Васильевна Каверина занимается организацией этой работы. Бесплатные семинары для всех желающих, допустим, для бухгалтеров, для председателей ТСЖ, просто для актива ТСЖ, чтобы они знали свои права (потому что опять же все упирается в то, что люди даже прав своих не знают), и помогают решать. И бесплатные юридические консультации, и многое другое. Все это делается.

Я приводил пример ТСЖ. Взяли три дома. Вот стоят, как я выяснил… отвлекусь на секундочку, вчера был в Булгаковском центре, это музей Булгакова на Садовой. Я всем задавал вопрос, когда читал «Мастера и Маргариту», помните про знаменитый дом 302-бис на Садовой улице, там, где нехорошая квартира 50? У Булгакова написано так: «Дом расположен покоем на Большой Садовой». И слово «покоем» я никак не мог понять, что это такое: то ли это дом расположен вдоль или еще что-то, а оказывается все очень просто. Помните древний наш русский алфавит: аз, буки, веди? Так вот, буква «п» называется «покой», и тогда «покоем» – в виде этой буквы.

И те три дома, о которых я говорю, тоже таким «покоем» расположены. Люди создали ТСЖ и воспользовались правом. Они не стали нанимать управляющую компанию, они решили сами заниматься своим хозяйством. Там вообще потрясающие вещи. Люди в среднем стали платить на тысячу, на полторы тысячи рублей меньше за услуги. Понятно, они счетчики поставили и все… самое поразительное: у них на эти три дома, по-моему, всего два сантехника, два электрика, дворников там больше.

Зарплата у электрика – что-то под 30 или 40 тысяч, но что делает электрик? Формула Маркса («время – деньги») для него прямая инструкция к действию. Что он делает? Он не ждет, когда его посреди ночи или в праздники дернут — беги там… он методично каждую квартиру… Он знает в каждой квартире, где что происходит, где какие пробки нужно поменять. И все делает заранее планово, потому что понимает, что… Он просто заинтересован в собственной нормальной спокойной жизни, чтобы его не дергали. И там абсолютная, просто идеальная жизнь. Там идеальная чистота, в подъездах цветочки. Все это они своими усилиями. Оказалось, что можно платить меньшие деньги за очень эффективную работу, за то, что мы называем жилищно-коммунальными услугами.

Одним словом, если кому будет интересно, я с удовольствием дам координаты, и можно ознакомиться с таким опытом моих земляков-петербуржцев.

С.М. Беркимбаева «Таких школ, как у Кавериной, я по России знаю (журнал «Председатель ТСЖ») две. Много это или мало?»

Мало, конечно.

С.М. Беркимбаева «А что для этого, для расширения нужно?»

На самом деле нужно в хорошем смысле слова пропагандировать этот опыт, нужно просто рассказывать. Может быть, даже я уверен, что кто-то сегодня нас услышит, заинтересуется таким опытом.

Мои земляки выезжали. Они в Астрахани проводили большой общероссийский семинар, Олег Шеин этим занимался. Есть такое движение товариществ собственников жилья, такое уже, можно сказать, общероссийское. У них многое получается, но об этом просто нужно рассказывать, об этом нужно говорить. И нужно, чтобы они как-то обменивались опытом и в хорошем смысле слова распространяли такую свою практику. Пожалуйста.

А.Л.Москвина «Я как раз прослушала школу управляющих ТСЖ под руководством Вашей помощницы Кавериной Ирины Васильевны, и хочу Вам сказать от питерцев огромное спасибо. Я специально приехала из Питера сегодня в 6 часов утра, чтобы сказать Вам спасибо.

Но, Сергей Михайлович, Вы не хотите ли такую же школу организовать для наших чиновников, которые до сих пор работают по принципу: «А Васька слушает, да ест?»


На самом деле очень хотелось бы, только кто же этого Ваську заставит? Есть закон о госслужбе, там очень много красивых слов, но я считаю, что мы сейчас с вами плавно перейдем к очень больнейшей проблеме России – коррупции. Потому что многим чиновникам выгодно, когда они там на недосягаемой высоте что-то делают, абсолютно не отчитываясь перед гражданами за свою работу. А должно быть очень просто.

Мне все время вспоминается известный слоган, знаете, из рекламы. Он, правда, был обращен всегда к предпринимателям: «Заплати налоги и спи спокойно». А это неправильная позиция. Будь-то предприниматель, будь-то просто любой гражданин России, мы же все с вами платим налоги — подоходный налог мы платим, единый социальный налог мы платим. Позиция гражданина страны России должна быть очень простой: я заплатил налоги и имею право спросить у государства, а значит, у любого чиновника, а как вы моими деньгами распоряжаетесь, куда идут мои деньги? И нужно помнить, что именно граждане России оплачивают труд любого чиновника, и они должны отчитываться.

Они должны в прямом смысле слова вести отчет, что они сделали или что не сделали. С них должен быть спрос, и как минимум должна быть прямая и обратная связь. Опять же, как минимум любой чиновник должен быть доступен. И наши огромные очереди, многочасовые…

Мы, например, разработали законопроект о таких стандартах, что к любому чиновнику любой гражданин России не должен сидеть в очереди более 20 минут. Сделать такую норму. Если больше, значит, чиновник не справляется со своей работой, тогда пошел вон. Значит, ты не умеешь работать, не умеешь организовать свой труд или просто боишься людей и прячешься от них. Уходи с работы, и пускай на твое место придут другие — молодые, талантливые, способные, которые найдут возможность выполнять норму закона, если он будет принят.

В любом случае такие, кстати, стандарты обслуживания населения чиновниками тоже должны быть разработаны. Мы некоторое время назад говорили о стандартах в здравоохранении. Вот такой же стандарт должен быть для чиновника. Более того, я не люблю и не считаю себя, честно говоря, чиновником, я сейчас – законодатель. Хотя кто-то, может, считает, что я тоже чиновник.

И я считаю для себя обязательным… у нас конференция в сети Интернет, у меня есть сайт, страница в журнале, я завел специально блок, чтобы люди могли задать любой вопрос, даже не очень или совсем неприятный, даже просто такой… но людей достает жизнь. Я понимаю, когда меня ругают, когда есть самые, может, даже необоснованные претензии. Потому что людям на самом деле должно быть все равно, какая там власть.

Вот у нас идеал взаимодействия власти и населения – это когда население даже и знать не знает, и ему все равно, какая власть, когда зарплата хорошая, пенсии хорошие, транспорт ходит, в домах тепло, работа есть, и все. Да «пилой запились», кто у вас начальник, и где там власть.

Как только сбой, значит, власть, иди сюда. Им все равно, какая это власть — законодательная, исполнительная, мэр, губернатор, Председатель Правительства или Президент. Власть отвечает, и власть должна отвечать. И это должно быть нормой, потому что люди должны обладать правом спрашивать, на что тратятся их собственные кровные денежки. Потому что для многих те же самые 13 процентов подоходного налога – это очень большая сумма с их очень небольших зарплат. И они вправе спрашивать.

Но у нас каждый чиновник считает, что не они для народа, а народ для них. Более того, помните это расхожее: вас много, а я один, чего я тут буду… Никого это не касается: ты должен выполнять то, что тебе положено по закону и то, за что тебе платят зарплату. Платит государство, а на самом деле платят граждане — налогоплательщики.

С. Саранцев «Добрый день, уважаемый Сергей Михайлович! Я из Омска, представляю IT-компанию. Хотел бы поинтересоваться, какие меры Совет Федерации предполагает принять в этом году по ликвидации цифрового неравенства в стране?»

Хороший вопрос. Речь идет о том, что есть планы перейти нашему телевидению на так называемую «цифру» – цифровое вещание. Что это дает?

Я приведу такие данные: 60 процентов россиян сегодня принимает максимум три канала. Обычно это первый, «Россия», иногда какой-то местный или какой-то другой, и все. Это когда мы в Москве или в Питере, то щелкаем и щелкаем. И замучаешься щелкать, потому что не знаешь, сколько там каналов, тем более у кого-то тарелки или еще какие-то «НТВ-плюс»…

Что такое цифровое вещание? У нас есть частотные каналы. Допустим, ОРТ вещает на такой-то частоте. Так вот, на каждой такой частоте в цифре может идти шесть—восемь каналов, даже точно могу сказать – восемь, это как бы предел.

Если, допустим, сейчас наши граждане в большинстве населенных пунктов принимают три канала, значит, трижды восемь – 24. В этом перечне есть вопрос, видимо, пенсионер пишет. Он спрашивает: «Хорошо, что, мне новый телевизор покупать? А у меня нет денег. Получится, все перейдут «на цифру», кто-то будет смотреть любые каналы, все замечательно, а я что буду делать?»

Что предусматривается? Предусматривается гарантированный бесплатный пакет для любого гражданина России при переходе на цифровое вещание из шести каналов. Это пять федеральных каналов: ОРТ, РТР, включая само РТР, «Спорт» и «Культура», пятый – НТВ и шестой – региональный.

Этот пакет, 6 каналов, будет доступен любому. Причем опять же человек спрашивает: «Новый телевизор?» Телевизор покупать новый не надо. Бесплатно всем людям, которые не могут технику купить, будет поставлен специальный адаптер, присоединяемый к любому телевизору, и люди будут смотреть те самые гарантированные 6 каналов. А большинство, в том числе и другие, могут воспользоваться иными новыми возможностями.

Поэтому государство понимает, в данном случае руководство страны понимает, что возможно такое цифровое неравенство. Полностью его устранить не получится, потому что, сравните, одни будут иметь 6 каналов, а другие, допустим, 106, или 206, или 306 – понятно, это немножко другое. Но какой-то базовый минимум, более широкий, чем сейчас, гарантировать для каждого россиянина государство обязано.

Сейчас я рассказал, по крайней мере, о том, что планируется на сегодня. Здесь можно, в общем-то, думать и о каком-то более расширенном варианте либо о других вариантах. Поэтому я надеюсь, что такого глубинного цифрового неравенства не будет. И самое главное – нам нужно обеспечить отсутствие такого неравенства по территориальному признаку, чтобы у нас любой регион России получал одинаковые возможности с точки зрения получения информации или просто просмотра телевизионных передач.

В.В. Еременко: Вопрос мне показался интересным. Вопрос из Интернета, задает Борис Некрасов, Москва, главный редактор журнала «Российская миграция».

«Сергей Михайлович, черный рынок в области посреднических услуг мигрантам по консервативным оценкам достигает оборота в 100 млрд. долларов в год. Многочисленные так называемые частные агентства занятости действуют на свой страх и риск. Деятельность их ничем не регламентирована, налоги они не платят. Считаете ли Вы необходимым в самое ближайшее время ввести лицензирование таких агентств?»


Я считаю, что в миграционной политике вообще нужно: а) многое менять; б) наводить элементарный порядок. Выскажу первую свою принципиальную позицию.

Демографические проблемы, в том числе проблемы нехватки кадров, путем привлечения иностранной рабочей силы, путем увеличения миграционных потоков нам не решить. Более того, это путь пагубный, пример Франции и других стран Европы – тому свидетельство.

Более того, у нас после того, как легализовали и упростили возможность регистрации, примерно треть тех, кто здесь находится на легальных основаниях, получили это, две третьих так и остались на легальном положении. А те, кто у нас находится нелегально, – их вообще огромное-огромное количество. И, к сожалению, многим работодателям в России сегодня выгодно (и закон не очень их за это наказывает, хотя можно привлечь к ответственности, но очень трудно все это выявить) привозить гастарбайтеров, привозить людей, которым платится очень низкая зарплата, за которых не платятся никакие налоги, которые содержатся абсолютно в антисанитарных условиях. И, кстати, тут же: так как они на легальном положении, это либо сама среда, которая порождает преступность, либо та среда, через которую проникает преступность, или которая использует таких незаконных мигрантов в преступных целях.

Если законодательно хочешь утвердить иностранных рабочих, пожалуйста, оплати им гостиницу, оплати им необходимые социальные условия, чтобы люди жили в человеческих условиях, чтобы они не являлись источником, в том числе иногда и заразных, заболеваний и многое-многое другое, и уж тем более не являлись источником какой-то опасности для наших граждан. Но в любом случае я считаю, что нужно начинать.

Наверное, есть логика в лицензировании компаний, которые занимаются рекрутированием иностранной рабочей силы. Сейчас государство в лице Федеральной миграционной службы старается навести порядок и пресловутое квотирование, и многие другие режимные меры и на границе, и двусторонние договоры о реадмиссии, то есть выдворении тех нелегальных мигрантов, которые приехали с территории той или иной страны, – это всё уже реализуется, но, на мой взгляд, недостаточно. Здесь еще очень много проблем, которые нужно решать на государственном, в том числе законодательном уровне.

Я, заканчивая ответ на этот вопрос, еще раз повторю: при том что необходимо это регулировать, и, конечно, мы не обойдемся в каком-то проценте от привлечения иностранной рабочей силы, но уповать на этот источник, как на возможность решить все существующие демографические проблемы, и в том числе проблемы нехватки рабочих рук, на миграцию уповать нельзя.

Нам нужно решать свои проблемы самостоятельно: увеличением рождаемости, борьбой со смертностью, а это прямо пропорциональная зависимость от уровня и качества жизни россиян. Это базисная и первоочередная государственная задача, о чем мы тоже уже говорили.

В.В. Еременко: Коллеги, последний вопрос, или два последних, если коротко.

Из зала: Газета «Социальная политика». «Сергей Михайлович, как, по Вашему мнению, преодолеть громаднейший разрыв между самым бедным и самым богатым населением, и, вообще, бедность в России»?


В.В. Еременко: Кстати, только что пришел вопрос. Валерий, газета «Социальная политика», Санкт-Петербург, журналист, 44 года. Практически такой же.


Безусловно, это одна из первоочередных задач государства. У нас сейчас по уровню оплаты труда разница – в 25 раз, по доходам – более чем в 40 раз. Эту разницу нужно в разы сокращать. Как это необходимо делать?

Самое неправильное и самое простое, казалось бы, – это бить по тем, кто получает очень много. А нужно идти другим путем. Нужно сделать так, чтобы честно заработанные деньги, пусть они будут заработанные. Но, во-первых, я считаю, что нужно менять принцип уплаты подоходного налога и нужно вводить прогрессивный подоходный налог, чтобы те, кто получает очень много, платили значительно больший налог, чем те, кто получает очень мало.

Кстати, когда я на эту тему разговаривал с Дмитрием Медведевым, он не поддержал идею изменения плоской шкалы налога на прогрессивную сейчас. Но он задал встречный вопрос. Он сказал: «Я правильно понимаю, что Вас больше волнует не налогообложение тех, кто получает очень много, а то, что из своей мизерной зарплаты люди, получающие очень мало, платят 13 процентов». Я говорю: «Да, меня это волнует больше». Он говорит: «Ну, тогда, может быть, и надо подумать. Не меняя ставку 13 процентов в целом, для совсем малоимущих уменьшить эту ставку?» То есть сделать такую прогрессию только на одном коромысле, то есть на одном плече. И, допустим, пусть там платят… Он, кстати, считает, что любой гражданин пусть платит не 13 процентов, пусть платит 5, но, тем не менее, он должен платить, чтобы он тоже понимал, что он свои налоги платит государству и, как гражданин, может у государства это и спросить.

Но он считает возможным рассмотреть, по крайней мере, такой вопрос, как уменьшение ставки подоходного налога для тех, кто получает очень небольшие деньги.

В целом, говоря о зарплате, я сейчас все-таки расшифрую мое утверждение о том, что россияне получают примерно в 3 раза меньше, чем должны получать. На чем базируется это мое утверждение?

Если мы рассмотрим структуру внутреннего валового продукта, которую возьмем за 100 процентов, и посмотрим, какую же часть в этой структуре составляет заработная плата. Я специально поясню. Что такое внутренний валовый продукт? Это стоимость всех материальных благ и услуг, произведенных в нашей стране на данный момент, допустим, на эту секунду. Вот этот стол, вот этот микрофон, одежда, которая на нас, машины, здания – все имеет стоимость. Пока мы с Вами говорим, где-то пошьют новые костюмы, где-то построят новые машины, соберут, произведут, где-то выпустят новые столы, и они имеют стоимость. И это все идет в прибавку общего валового внутреннего продукта. Внутреннего – это, значит, внутри нашей страны. Всё, что имеет цену, – это всё рассчитывается в деньгах. Когда говорят о величине внутреннего валового продукта, это и рассчитывается. Когда говорят, что за прошлый год внутренний валовый продукт вырос на, допустим, 7 процентов, это значит 7 процентов от всего, что уже было, мы произвели дополнительно, и материальных благ стало в России больше.

Естественно, если кто-то шьет костюм, то в цене костюма есть доля заработной платы. То есть швее, портному, кто кроил, или кто производил в свое время еще материалы, все это заложено в стоимость труда. В структуре внутреннего валового продукта доля заработной платы россиян составляет 22 процента.

А если вы посмотрите на структуру внутреннего валового продукта, допустим, Европы, Японии, Америки, то вы увидите такие цифры величины заработной платы в структуре внутреннего валового продукта: 60 процентов, 70 процентов, до 80 процентов. Потому что там труд оплачивается высоко и, естественно, в стоимости любого продукта больше всего занимает заработная плата. А у нас, как я сказал, примерно только пятая часть.

Так вот, если возьмем… хорошо, не будем брать 80 процентов и не будем 60 процентов, давайте 66 процентов возьмем и разделим на 22, получим три. Это в три раза нам не доплачивают всем: кто работает в частном секторе, кто работает в бюджетной сфере! В этой связи, я считаю, что должны быть совершенно другие зарплаты в нашей стране, и это прямой момент уменьшения вот этой вот разницы.

Кроме этого, наше предложение – специальный налог на роскошь. Кроме этого, мы считаем, что должны, потому что вопрос достатка, например, тоже напрямую коррелирует с возможностью получения либо приобретения доступного жилья. Тоже наши предложения о социальном жилье, потому что большинство россиян сегодня не могут купить жилье, нет у них таких денег.

И даже новый механизм, который мы предлагаем через строительные сберегательные кассы, которые по нашим оценкам примерно еще 25 процентам россиян позволят приобрести жилье, потому что процент по ипотечному кредиту… ну, не ипотечному, будет по-другому называться, будет примерно в 2,5 раза меньше, чем сейчас по ипотечному кредиту в среднем по стране. Так вот, большинство все равно не сможет купить.

Тогда мы говорим: давайте за счет государства строить дома. Пускай они, так сказать, как это раньше называлось, будут «доходными», квартиры в которых будут сдаваться от имени государства (если быть более точным – от имени того уровня власти). Дом муниципальный, допустим, в городе Москве, значит, от имени муниципалитета. Региональный — если это какой-то областной центр, или, может, даже федеральный, если строятся дома по линии каких-то министерств либо структур. И сначала — всем нуждающимся, а в идеале, в перспективе – всем желающим государство будет сдавать квартиры по цене в разы меньше, чем сейчас снять у частников, взять в наем.

Но, тем не менее, это плата, которая позволит государству содержать этот дом, нормально обеспечивать функционирование этих домов. И там в принципе эта аренда, социальный наем такой квартиры заключается на определенный год с пролонгированием. То есть это то, как мы с вами жили до 1991 года, когда у нас ни у кого не было в частной собственности квартир, и мы все жили в государственных.

Я не хочу идеализировать то, что там было, но принцип решения жилищной проблемы там был абсолютно понятен. И вот это тоже входит, безусловно, в понятие социального неравенства, потому что одни живут у нас в особняках за миллионы долларов, а другие в коммунальных квартирах или в бараках, или в ветхом жилье, или просто в аварийном жилье, которое давным-давно должно быть расселено, а людей некуда выселить. Вот они там живут и просто под угрозой смерти, потому что мало ли, вдруг там дом рухнет?

Все эти вопросы, конечно, нужно решать на государственном уровне с точки зрения ликвидации этого огромного социального разрыва, потому что действительно у нас сейчас есть как минимум две России. Одна Россия живет, условно говоря, на Рублевке, которая покупает там все в дорогих бутиках, а другая Россия, которая, если мы говорим о пенсионерах, очень часто, в очень большом числе случаев последнюю неделю перед пенсией просто голодает! Не то что там плохо, вообще ничего не ест, потому что законопослушны, квиточек оплатили жилищно-коммунальных платежей, и три недели на хлебе с молоком. И обратите внимание, это не на мясо, ни на какие-то там… хлеб и молоко – основные продукты питания российских пенсионеров. На три недели на хлебушек с молочком есть, а на последнюю неделю — корочки… Я просто рассказываю реальную ситуацию из реального письма, которое получил в свое время. А последнюю неделю вот корочки, которые оставались за три недели, потом в пустом кипятке размачивает и ест, потому что даже на заварку чая нет. Вот правда, это правда о жизни российского пенсионера в XXI веке!

Конечно, когда кто-то покупает футбольные клубы и соревнуется, у кого яхта и на сколько метров длиннее и на сколько она миллионов дороже, а другая часть России живет впроголодь, конечно, это несправедливо. И я думаю, что это самая главная государственная задача на ближайшее время – ликвидация вот этого абсолютно недопустимого разрыва в уровне доходов нашего населения.

И.В. Романичева, «Взгляд.ру»: «Сергей Михайлович, Ваше отношение к косовской проблеме. Как Вы считаете, возможное признание независимости Косово может ли включить центробежные силы в нашей стране? Спасибо».

Я уверен, что в нашей стране все попытки включения, как Вы сказали, центробежных сил, которые очень активно включали в 90-х, сегодня невозможны. Наше государство никто не раскачает, и никому мы это не позволим. Но то, что принцип «домино» сработает и многие территориальные, национальные и другие конфликты, которые, может быть, уже были погашены еще в позапрошлом веке, сейчас начнут вдруг раздуваться, как угли костра, потому что международный прецедент создан… И в нашем совместном заявлении двух палат мы вчера четко обозначили, что, безусловно, Россия обязана будет пересмотреть свой подход к так называемым непризнанным территориям на постсоветском пространстве.

Е. Белевская, «Газета, ру»: «Сергей Михайлович, завтра будет озвучен доклад о состоянии законодательства в России. Вы не могли бы назвать основные тезисы, в каком же состоянии у нас законодательство».

Вы знаете, я очень коротко отвечу на Ваш вопрос. Давайте мы дождемся завтра, я с удовольствием с трибуны Совета Федерации, а потом при подходе к прессе с удовольствием вам об этом расскажу.

Уважаемые коллеги, большое всем спасибо. Будем ждать откликов пользователей Интернета, насколько такой формат приемлем, насколько он интересен. Если окажется, что интересен, наверное, можно каждый месяц проводить такие он-лайн конференции в Интернете.

В.В. Еременко: «И нам важно мнение журналистов, конечно, по этому поводу. Сотрудникам Пресс-службы сообщите свои замечания и предложения по этой системе».

Всем большое спасибо. Удачи. И я хочу поздравить всех мужчин, всех тех, кто служил, тех, кто еще будет служить, всех наших защитников Отечества с наступающим праздником – Днем защитника Отечества. А так как скорее всего в таком режиме Интернет-конференции до 8 марта мы тоже не увидимся, поэтому всех женщин, всех присутствующих здесь женщин-журналистов и всех женщин, которые смотрят нашу передачу… вернее, нашу конференцию в Интернете, поздравляю с наступающим замечательным первым весенним днем – Днем 8 Марта. Любви, счастья и всего самого доброго всем. Спасибо.

Пресса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>